Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

О переименованях городов

         На днях, наткнулся на материал о переименованиях городов. Речь шла о Кирове. Упоминались социоисследования, опросы, в которых местная молодежь была категорически против переименования города в его историческое название Вятка. Аргументы были простые и понятные: Киров – звучит гордо и стильно, это большой и солидный город. В то время как Вятка – полная деревенщина. Со своей стороны добавлю, что это название еще и смешное: Вятка – взятка. Или ветка?

         И тут мне вспомнилась подобная моя личная коллизия с одним из «наших» городов: Луганск – Ворошиловград.
В прежние времена мне много раз доводилось ездить на поездах Симферополь – Ворошиловград (до Донецка) и Киев – Ворошиловград (на участке Лозовая - Славянск). Оба поезда слыли фирменными, с белыми занавесочками на окнах и накрахмаленным бельем. А еще была футбольная команда «Заря» Ворошиловград, чемпион СССР 1972 года. Да, когда это было!.. Так вот, никогда не бывал в упомянутом городе, но он представлялся мне большим и солидным, почти таким, как на логотипе вагонной таблички. Именно таким и должен был быть город, футбольная команда которого стала чемпионом страны.
Прошло время… Выяснилось, что товарищ Ворошилов был большим говнюком, и город переименовали… и вот сейчас он снова Луганск… В моем представлении, это даже не Славянск, а так… Одним словом, глухая провинция, село…. Стоит ли говорить о том, что Луганская «Заря» звезд с неба не хватала…

         Ноябрь 2015

Байрес (Стратосфера)

Рейс на РТМ-С «Стратосфера», 1987 год.

                                 БУЭНОС-АЙРЕС.

       Город располагается в глубине залива Ла-Плата. Этот залив довольно мелководный, в нем проложен фарватер для проходящих судов. Мы обратили внимание на цвет воды в этом заливе. Она мутная и бурая. Но это не от загрязнений промышленными отходами. Этот цвет природный. В залив впадают полноводные реки Парана и Уругвай, они в своих водах несут много ила. Отсюда и такой непривычный цвет.
         Буэнос-Айрес издали впечатляет. Сразу видно – это очень большой город. На фоне садящегося солнца дома выглядят очень контрастно. Видны небоскребы, сгрудившиеся в одном месте.


       Порт очень обширный, причалы тянутся бесконечно один за одним. Вот прошли контейнерный терминал, зерновой, угольный. Самым экзотичным оказался терминал для погрузки живого скота. Впрочем, нас вообще в порту не поставили, а провели дальше, в судоремонтный завод “Astillero Tandanor”. Первое, что бросилось в глаза на этом заводе – обилие советских траулеров в ремонте, их было не меньше десятка. Большинство из них были мурманские. Также впечатляет большая платформа для подъема судов. Она приводится в действие с помощью 82 мощных лебедок (по 41-ой с каждой стороны). После подъема, пароход на тележках по рельсам откатывается на свое место. Всего на большой территории завода несколько таких мест. Таким образом можно одновременно доковать сразу чуть ли не десяток судов. Впечатляет!

        По приходу нам сделали пропуска для выхода в город. Они были своеобразные. На них вклеивалась фотография, писалась имя и фамилия, название парохода, а самое главное – ставился отпечаток большого пальца правой руки. Наверно все мы впервые в жизни столкнулись с процедурой снятия отпечатков пальцев. Эта тема вызвала в экипаже большое оживление и массу разговоров. Назывался такой пропуск – тархета (tarjeta) или просто тархетка.
        На следующий день – увольнение в город. Сформировали тройки-четверки, заказали автобус для экскурсии по городу. Гидом оказалась бывшая наша соотечественница Наталья. Она раньше жила в Москве, вышла замуж за аргентинца и к тому времени уже 5 лет жила в Буэнос-Айресе. У нее уже появился заметный акцент. По пути автобуса в центр она комментировала окружающее.

        Город произвел на меня неизгладимое впечатление. Огромный, широкий, с имперским размахом, очень зеленый, очень красивый и разнообразный. Центральные районы застроены помпезными правительственными домами XIX века. Мы проезжали мимо Дворца правосудия и возле Штаба флота. На входах стоят часовые в красивых мундирах, стилизованных под тот же позапрошлый век. Много памятников, скверов. Есть деловой центр с небоскребами, есть торговые районы. Проехались по самой широкой в мире улице «9 Июля» (с ее множеством полос движения в обе стороны, разделенных скверами). Эта улица пересекается с самой длинной в мире улицей Ривадавиа. Почему самой длинной? Да потому, что она заканчивается у чилийской границы. Так нам объяснила Наталья. Кстати, на углу этих двух самых-самых улиц было большое кафе с названием Ucrania, что по-испански означает Украина. Много эмигрантов осело здесь. Где-то я читал, что Буэнос-Айрес является самым европейским городом в Латинской Америке, эдаким южноамериканским Парижем, культурным центром всей Южной Америки. Мне не с чем было тогда сравнивать, я впервые оказался в тех краях, да и в Париже я не был, но это утверждение очень похоже на правду. Кстати, желающим посмотреть на Буэнос-Айрес, рекомендую посмотреть музыкальный фильм с участием испанского певца Рафаэля «Пусть говорят». Фильму, правда, уже более 40 лет, но что значит такой срок для города!

        Покатав нас немного по центру, Наталья, видимо не впервые проводящая подобные экскурсии для советских моряков, спросила:
- Ну что, будем продолжать экскурсию или по магазинам?
Народ в автобусе в едином порыве, как на партсобрании, воодушевленно воскликнул: « - По магазинам!!!»
Я искренне расстроился подобным массовым кретинизмом. Ведь у нас впереди еще два дня стоянки, купите еще свои цацки! Когда еще будет такая возможность посмотреть город? Но делать нечего, большинство у нас всегда право.
          Нас отвезли в торговый район и сказали, что автобус заберет нас в конце дня. Мы растеклись группами по этому «шанхаю». Большинство торговых лавочек принадлежало корейцам. Почти у всех на витринах красовались яркие плакаты «Seoul 1988». Корея готовилась к Олимпиаде, и заморские корейцы не отставали в патриотизме от своих коренных соотечественников. Интересной оказалась местная валюта. Денежная единица Аргентины называлась аустраль (Austral). Ее тогда недавно ввели взамен обанкротившемуся песо.


         Чтобы не заблудиться в огромном городе, нам всем выдали карты, на которых была изображена центральная часть города, с указанием места сбора на автобус. Считалось, что этого обширного района вполне достаточно для совершения всех мыслимых и не мыслимых покупок. После первого увольнения мы на пароходе обменивались впечатлениями. У всех все прошло в штатном режиме, кроме одной «четверки». Ее возглавлял 4-й помощник капитана, штурман, а в ее составе было 2 женщины. Посему на определенном этапе, группа поддалась женскому влиянию, и пошла по вполне определенным магазинам. Я уже раньше отмечал, что попасть в увольнение в одну группу с женщинами – это неудача и удача одновременно. Все зависит от того, что предстоит купить. Если шмотки, то это несомненная удача, ибо опытные тётки подскажут нам, тогда соплякам, что лучше и моднее для наших жен. А если цель – погулять или «по пивку», то этот вариант – откровенная неудача. Но распределение групп, как и погода, от нас не зависели…
        И вот эта группа шла по своему увлекательному, но очень замысловатому маршруту, пока в какой-то момент не обнаружили, что зашли куда-то не туда. Глава группы, штурман, попытался совместить реальную местность с картой, но у него это не получилось. Тогда они обратились за помощью. Местный дядька долго вертел карту и так и эдак, пока не вынес вердикт:
- Вот карта центра города, а вы находитесь здесь!
и он указал пальцем в пустоту, далеко за пределами карты.
        В азарте покупок группа ушла настолько далеко, насколько никто не мог предположить. Как добраться до автобуса, они, не обремененные знанием испанского, не поняли, поэтому вынуждены были раскошелиться на такси.
        Надо ли говорить, как они были расстроены фактом столь нецелевого расходования денег?!      

Дорожная история

     Я был свидетелем такой истории. Случилось это в далеком 79 году, когда я был студентом и о машине мог только мечтать. Поэтому все происшедшее я видел из окна автобуса. Мы отработали летнюю практику в Джанкое на местном консервном заводе и разъезжались по домам. На выезде из города, на встречной полосе, произошла небольшая авария. Так, пустяк, слегка столкнулись две легковушки. Но дорогу они перегородили изрядно. Образовалась приличная пробка, и наш автобус потихоньку полз, что и позволило мне все хорошо разглядеть.
      Итак, гаишники уже были на месте и оформляли протокол. При этом один из них стоял на проезжей части на изрядном удалении от края, так что встречному транспорту приходилось объезжать не только аварийные автомобили, но и его самого. Мент стоял спиной к потоку транспорта в эдакой вальяжной позе, мол, не трамваи – объедете. Да, важная деталь, накануне прошел сильный дождь, поэтому вокруг были грязные лужи. Машины объезжали место аварии аккуратно и не спеша. И вот проезжает очередная машина, «Жулька». За рулем - пожилой мужичек слегка интеллигентного вида. Он, видимо, засмотрелся на аварийные авто (во всяком случае, его голова была повернута в ту сторону) и не заметил стоящего перед ним бравого гайца. Дальше произошло следующее. Наверно все знают такую детскую шалость: когда человек стоит, опершись на одну ногу, и его неожиданно слегка стукнуть по задней части коленки, то нога подогнется, и он дернется. Так произошло и с этим ментом. Только он получил по ноге не ладошкой какого-то шалуна, а бампером этой «Жульки». Мент – такой же человек, как и все, и его реакция была такой же – сильно дернулся. Разумеется, он устоял на ногах, но при этом его фуражка слетела с головы и красиво плюхнулась аккурат во грязь. Похоже, водила «Жигулей» только тогда и заметил помеху перед собой. Ну а дальше была картина Репина «Приплыли!». Как сейчас помню разъяренный бычий взгляд гаишника на водилу и встречный затравленный взгляд кролика. Что произошло дальше – не знаю, так как автобус наконец проехал пробку и стал набирать скорость. Одно скажу, не хотелось бы мне оказаться на месте того горе-водителя!