goodyearian (goodyearian) wrote,
goodyearian
goodyearian

Статья и обсуждение

Авторские материалы

Путешествие в Крым ("Cumhuriyet", Турция)

2012-10-11 11:06:42

Мы находимся на историческом месте, представляющем собой политическую шахматную доску противостояния России и Османской империи. Здесь находится Керченский пролив, который соединяет Черное и Азовское моря. С высоты птичьего полета мы созерцаем стратегию Османской империи в Черноморском регионе. 

В книге «Черное море» (Black Sea) Нил Ашерсон (Neal Ascherson) пишет: «Турки препятствовали выходу России в открытое морское пространство с трех позиций. Во-первых, Азовская крепость (Azak Kalesi), которая контролировалась турками с целью доминирования на территории, где река Дон впадает в Азовское море. Во-вторых, крепость Еникале (Yenikale), построенная с целью предотвратить выход в Керченский пролив и препятствовать проходу российских кораблей между Азовским и Черным морями. В-третьих, проливы Босфор и Дарданеллы, которые обеспечивали выход в Средиземное море…»

Азовская крепость, ставшая первой оборонительной линией Османской империи против России, пала в период правления Петра I. Второй стратегически важной позицией является Еникале, которой Османская империя придавала большое значение, преследуя цель – оказать сопротивление России на Черном море. Эта крепость была потеряна османами в 1774 году во времена правления царицы Екатерины Великой после подписания Кючук-Кайнарджийского мирного договора. 

Россия, словно переставляя фигуры на шахматной доске, в течение 70 лет захватывала эти крепости одну за одной. Через небольшой период времени после взятия контроля над ними, спустя 10 лет, Российская империя присоединила Крымский полуостров. 

Сейчас мы находимся над Керченским проливом, в самой восточной точке Крыма, на расстоянии 210 км от Симферополя. Перед нами раскинулось Азовское море, Таманский полуостров, территория которого принадлежит России, а также порт Кавказ. По направлению Керчь - порт Кавказ регулярно осуществляются паромные переправы. При желании можно через 20 минут оказаться в России…

Город-герой Керчь

Наша экскурсия начинается с осмотра обелиска Славы, установленного на горе Митридат, который смотрит с возвышенности на пролив, где встречаются Черное и Азовское море. Задавая вопрос о том, что означает этот обелиск, мы узнаем, что он был установлен в советский период в знак присвоения Керчи звания «город-герой». В СССР ряд городов получили это звание за мужество, проявленное в боевых действиях. На Крымском полуострове такое звание приобрели два города – Керчь и Севастополь. Оба эти города играли стратегически важную роль в расширении Российской империи. Сделав фотоснимок на память около обелиска «Город-герой», мы отправляемся в историческую османскую крепость Еникале. 

В бастионах крепости в духе османских наложниц с восточными платками позируют российские женщины. Это место в общественном сознании россиян по-прежнему напоминает «завоевания востока». Подтверждение тому, что данное восприятие является действительным, мы находим как в Ялте, так и в Крыму, когда в многочисленных уголках перед нами возникает «ориенталистская российская архитектура». 

Когда мы глубоко вдыхаем соленый бриз, который веет с Черного и Азовского морей, посол Бильге Джанкорель (Bilge Cankorel), организовавший это великолепное историческое путешествие, отмечает: «Мы видим стратегию Османской империи в Черноморском регионе с высоты птичьего полета. Стратегия османов заключалась в том, чтобы, сдерживая российский флот в Азовском море, перекрыть Керченский пролив. Выход российских торговых и военных судов в Черное море строго контролировался. Такая стратегия сохранялась вплоть до 1774 года. Стратегии был положен конец, когда Османская империя покинула эти территории, а Крымское ханство стало частью Российской империи». 

Потеря Керчи стала одной из небрежностей Османской империи. В то время как османы были заняты охраной в этой крепости выхода к Черному морю, российский флот Екатерины II зашел с Запада, и, выйдя из Балтийского моря, обогнул европейский берег и нанес удар по городу Чешме Османской империи. Вести об угрожающей российской экспедиции, длившейся три месяца, достигли и Османской империи. Однако никто не верил, что российские корабли смогут пройти через Балтику. Результатом беспечности стало уничтожение турецкого флота в Чешме. В результате подписанного вслед за поражением Кючук-Кайнарджийского договора Керчь и Еникале были потеряны.
Подробности истории османского флота, разбитого в Чешме, я услышала в Санкт-Петербурге. Чтобы понять Крым, в сущности, экскурсию необходимо начинать именно с этого города. У всего старшего поколения России, бывавшего во дворцах Санкт-Петербурга, каждое биение сердца отзывается «любовью к Черному морю». Тронный зал летнего дворца Петергофа до сих пор включает «Картины Чешме», изображающие сожжение турецкого флота при Чешме. Большинство картин написано Айвазовским, музей которого мы также посетили. 

Под фамилией Айвазян Айвазовский родился в Феодосии, которая являлась самым крупным рынком рабов в Европе. Прибывавшие в этот город суда загружались драгоценными камнями, парфюмерией, фарфором, приправами, китайским шелком, а также рабами. Согласно преданию, Роксолана также в свое время была одной из наложниц на рынке Феодосии. На одном из кораблей, направлявшихся из Феодосии в Стамбул, была и она.
В Феодосии, известной в те годы как «малый Стамбул» в силу интенсивных торговых связей со Стамбулом, сегодня, за исключением музея Айвазовского, больше ничто не представляет такой уникальной ценности. 

Художник моря и света

Музей Айвазовского находится на побережье и смотрит на море. Это был дом выдающегося художника. Родившись в купеческой семье, Айвазовский уже в детстве, используя уголь, создавал на стенах свои первые произведения. Градоначальник Феодосии, обнаружив его неординарный талант, отправил этого маленького ребенка армянского происхождения в Санкт-Петербург, Королевскую академию. Со временем приобретя известность как художник-маринист, Айвазовский таким образом накопил значительное состояние и объездил много стран. Он бывал в Египте, Турции, Греции и создал 6 тысяч картин! Вслед за нашей мимолетной поездкой под впечатлением картин черного, волнующегося моря, всегда передающих чувства Айвазовского, мы отправились в город Судак, известный как Генуэзская крепость.


Крепость Судак, как Великая китайская стена

Судак расположен между городами Керчь и Ялта. Когда мы входили в крепость Солдайа, мы обратили внимание на большое количество посетителей, что придавало совершенно особую атмосферу посещению. Достигнув вершины крепости «Малая китайская стена», мы увидели все огни простирающегося под нами огромного Судакского залива. Один из наших друзей-журналистов Артун Унсал (Artun Ünsal) сказал: «Сейчас мы наблюдаем Судак, будто на картине Айвазовского. Находиться здесь в этот час намного лучше. Если бы был лунный свет, мы бы получили еще большее удовольствие». Между тем лунный свет, который всегда сопровождал нас и раньше, на этот раз кокетничает и немного запаздывает. 

На самом деле Солдайа была построена как венецианская крепость. Венецианцы, стремившиеся контролировать торговлю «шелкового пути», построили эту крепость в XII веке. Конфликтующие с венецианцами за привилегии одного и того же торгового пути генуэзцы в 1365 году захватили крепость и отстроили снова. На первый взгляд просматривается итальянский стиль, готические оконные проемы крепости, действительно напоминающую Великую китайскую стену.

Друг знает цену дружбы

В последний день пребывания в Симферополе мы посещаем Крымский государственный инженерно-педагогический университет. Ректор Февзи Якубов с волнением встречает нашу делегацию, приветствует нас и вспоминает: «Я все прекрасно помню. В 1944 году, когда нас депортировали, мне было 7 лет. Я всегда помню жаркие пустыни Узбекистана, грязь вагонов, голод. Я всю свою жизнь задаю себе вопрос: какая сила позволила нам выжить? А нам помогли обычные люди. Те, кто нам помогал, сами были стеснены определенными условиями. У них даже не хватало одежды, но они делились с нами последним куском. Памятник в нашем городе является символом благодарности узбекскому и украинскому народам, которые протянули крымским татарам руку помощи».
«Мемориал благодарности» крымских татар выполнен в форме «книжной страницы, которая простирается к звездам», а под ним – слова: «Друг знает цену дружбы». Символичный смысл «памятника страницы книги» ректор объясняет следующим образом: «Пусть наше возвращение в Крым сопровождается наукой и образованием, но не кровопролитием!»

Мы ждем поддержки от Турции

Это истинное чудо, что татары, которым в годы депортации было запрещено говорить на родном языке и использовать его в образовательных целях, сегодня в сердце Автономной Республики Крым владеют таким университетом. Крымские татары, столкнувшиеся со всевозможным давлением, тиранией и попытками их ассимилировать, как не забыли свой язык, так и вошли в это столетие с новым университетом. В ходе поездки по Крыму это было самое чудесное событие истории, по следам которой мы следовали. 

«Мы ждем поддержки от Турции. Наше единственное стремление состоит в том, чтобы наш народ, язык, наше собственное я сохранились, - говорит ректор и добавляет: Сегодня 4 из 6 тысяч студентов - татары. Вопрос дома (реабилитации) решен, теперь необходимо решить вопрос ума (образования)». Ректор отмечает, что поддержка университета требуется для дополнительных нужд (общежитие, столовая, спортивный зал, ремонт здания). 
Беседуя, мы входим в кабинет ректора. Здесь нас ждет особая церемония. Стол для заседаний уставлен фруктами и украшен желтыми цветами. Шесть девушек и юноша в одеждах одного тона с цветами, образующие небольшой скрипичный оркестр, устраивают для нас незабываемый концерт.

На обратном пути прочитываю строки Фатиха Керими, написавшего сто лет назад «Путешествие в Крым»: «Все любят Крым. Потому что его климат, природа, воздух, люди, дары – иными словами все прекрасно и хорошо. Как всегда бывает на Востоке, повсюду в Крыму очарование и поэзия». Действительно так.

Нильгун Джерахоглу (Nilgün Cerrahoğlu) 

Источник: inosmi.ru
ForPost

http://sevastopol.su/author_page.php?id=41963



                                                                    ОБСУЖДЕНИЕ        

Собственно, я не собираюсь обсуждать саму статью. Это типичный взгляд «с того берега», не столько исторический, сколько эмоциональный. Позвольте мне «прицепиться» к одному единственному слову «Чешма». Почему Чешма? Ведь любой человек, мало-мальски разбирающийся в истории, еще со школьной скамьи знает, что речь идет о Чесме. Выражения Чесменский бой, Чесменская бухта, и так далее, прочно вошли в наш исторический лексикон. Зачем же менять Чесму на Чешму? Я понимаю, что транскрипция имен собственных при переводе имеет свои особенности, и обращаться с ними надо деликатно. Я даже предположу, что по-турецки это и будет звучать, как Чешма. Но ведь статья – для русскоязычного читателя, и давайте себя уважать – давайте будем учитывать исторические особенности, сложившиеся традиции. Ведь таких примеров на географических картах – пруд пруди. Взглянем на Германию. Возьмем только те города, что на слуху у футбольных болельщиков: Гамбург, Ганновер и тут же Хоффенхайм. Понятно, что по-немецки правильно читать через букву «х»: Хамбурх, Ханнофе. Но ведь так не пишут. Существуют традиции, которым много десятков лет, а то и столетий. Поэтому – извольте Гамбург. Кстати, если бы дело обстояло в дореволюционной России, то третий упомянутый мною город скорее всего звался бы Гоффенгеймом ))). А теперь перенесемся в левый верхний угол картины, то есть карты мира. Вот США, а на ее карте мирно соседствуют города Нью-Йорк и Новый Орлеан. Почему именно так, а не наоборот - Новый Йорк и Нью-Орлинз? Тоже, знаете ли, традиции. Во Франции был и сейчас существует хорошо известный город Орлеан, с которым связано много исторических событий (Орлеанский дом, Орлеанская дева и т.д.) Поэтому название Новый Орлеан казалось естественным. А вот кто знал о существовании заштатного городка Йорк? Решительно никаких ассоциаций с ним не было связано. Поэтому в нашей картографии укрепилось краткое название Нью-Йорк. Опять же, существовала историческая вилка. Основатели будущей «столицы мира», голландцы, назвали город Нью-Амстердамом. И если бы это название прижилось, то вполне вероятно, что на наших картах писалось бы Новый Амстердам. По тем же причинам, что и в случае с Новым Орлеаном.

Очень часто доводится наблюдать подобные ляпы в переводных книгах и зарубежных фильмах. Так, в одном из американских фильмов о Нью-Йорке упоминается Хадсон-ривер. Для кого это сказано? Для американцев? Так они давным-давно посмотрели этот фильм у себя в кинотеатре и без всякого перевода. А если для русских, то так и скажите – река Гудзон, и все поймут, о чем речь. Вот и в случае с Чешмой, ведь наверняка этот текст переводил грамотный переводчик. Да вот беда, с общим кругозором у него проблемы. Ну не знает он ничего, что выходит за рамки его предмета. Чем в школе занимался – неизвестно. Ни разу не ходил в севастопольский Музей флота или в картинную галерею им. Айвазовского, что в Феодосии. Вырисовывается яркий образ современного специалиста узкого профиля. Это закономерный результат Болонского процесса, превращающего выпускника ВУЗа в смешную болонку, послушно тявкающую по тексту, а любой шаг влево или вправо означает падение в трясину невежества.  

            В языках, использующих латинский шрифт, существует правило написания имен собственных на языке оригинала. Особенных проблем это не вызывает, но вот использование французских названий в других языках иногда приводит к курьезам. Однажды автору этих строк довелось побывать в Уругвае. Мы сидели в летнем кафе, заказали ужин из морепродуктов и что-нибудь из вин. Официант предложил нам на выбор несколько сортов. Среди знакомых названий вин резануло ухо слово «кабинет». Причем здесь офисный термин к карте вин? Когда официант принес бутылку, мы дружно расхохотались. Это было «каберне». Только писалось оно по-французски Cabernet, вот официант старательно и прочел название. Впрочем, что взять с уругвайцев, живущих в своем глухом углу и зачастую не способных отличить на слух русскую речь от португальской. Иногда нас принимали там за бразильцев. Хотя справедливости ради, следует отметить несомненное фонетическое сходство русского и бразильского варианта португальского. Но однажды нас там приняли за  американцев! Это уже не укладывалось ни в какие ворота! Но вернемся в «просвещенную» Европу. Как-то, будучи в Испании, смотрел по телевизору футбол. В Лиге Чемпионов играли местная «Барселона» и французский «Бордо». Опять же, кому как не футбольным болельщикам не знать, как пишется это заковыристое название города и клуба? Еще с советских времен, со времен противостояния «Днепра» и «Бордо» я знал, что последнее в оригинале пишется Bordeaux. Вот и во время упомянутого матча названия обеих клубов были перед глазами. Испанский диктор называл французов не иначе, как Бордеукс. Ничего, что Испания и Франция – географические соседи, и их жители могли бы знать такие элементарные вещи, как произношения названий городов? Ничего с того, что футбольный комментатор должен знать правильное название клуба соперника? Абсолютно ничего это не значило. Бордеукс и все тут! Так этот бардак продолжался весь матч. Таковы издержки этого правила неизменности написания имен собственных при переводе на другие языки. При переводе с западных языков на русский такой необходимости нет. Слова сразу пишут кириллицей так, как правильно должно звучать. Поэтому мы лучше, чем европейцы подкованы во французском ))). Так было, во всяком случае, до последнего времени. Сейчас к сожаленью ситуация в корне изменилась. Возьмите любой журнал. Тексты пестрят терминами и названиями на латинице. А от этого иногда меняется произношение. Взять, например, известную японскую марку «Мицубиси». Сейчас все называют ее не иначе, как «Мицубиши». И это «-ши» мне очень режет слух. И ведь упрекнуть-то «шикающих» не в чем. Везде, в наружной рекламе, в автожурналах и на самих авто красуются «Mitsubishi». Но вы же не называете Хиросиму Хирошимой только на основании того, что английскими буквами написано Hiroshima. Скорее всего, этот звук слышится русскому уху как «с», а английскому, как «ш» (sh). Но мы же русские. Так говорите по-русски! Я привык, что в учебниках по судовым дизелям было указаны марки: «МАН», «Бурмейстер и Вайн», «ФИАТ», «Мицубиси» и т. д. В автомобильных журналах, в рубриках зарубежной техники тоже все писалось по-русски напрямую. А сейчас все надписи на «великом и могучем … английском». Мне возразят, мы, типа, движемся в Европу. Ну, это вам только кажется, что мы туда движемся. Но даже если и так, то двигаться можно по-разному. Можно ползти, заискивающе, мол, пустите нас, сирых и убогих, мы будем тупо вас копировать во всем. А можно идти с гордо поднятой головой, не коверкая свой язык, и в футбол играть летними вечерами, а не зимними ночами.   

            Goodyearian

Subscribe

  • О переименованях городов

    На днях, наткнулся на материал о переименованиях городов. Речь шла о Кирове. Упоминались социоисследования, опросы, в которых местная молодежь была…

  • Полуношнику об Азербайджане.

    Полуношник – это, конечно же, ты, ибо прислал ссылку (на статью) без четверти полночь. Автор утверждает: « Путешествовать по-моему…

  • Баку

    Второй день сижу в гостинице. Какая-то неопределенность с рейсом… Жаль, что привязан к гостинице, ибо забрать могут в любой момент, а у меня…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment